Венгрия в Большой Советской Энциклопедии

История Венгрии  |  Экономика Венгрии

Венгрия

государство на Юго-Востоке Центральной Европы, расположенное по среднему течению Дуная, в так называемом Паннонском бассейне; граничит на севере с Чехо-Словакией, на востоке—с Румынией, на юге—с Юго-Славией и на западе—с Австрией. Площадь—92916 километров квадратных, население, по переписи 1920 года, составляет 7980000 человек, по подсчету на 31 декабря 1925 года, около 8368000 человек, что составляет 90 человек на один километр квадратный, столица страны— город Будапешт. В административном отношении Венгрия разделяется на 25 комитатов и 11 самоуправляющихся городов.

До империалистской войны Венгрия занимала площадь в 325411 километров квадратных с населением в 20866000 человек на 1910 год. По мирному договору в Трианоне от 1920 года с последующими изменениями в судьбе Бургенланда и Фиуме, Венгрия лишилась свыше 71% своей площади и почти треть своего населения.

Венгерское государство, до империалистской войны занимавшее весь бассейн внутри Карпатской дуги и представлявшее в географическом отношении естественное целое, занимает теперь лишь средние части этого бассейна. Бассейн образовался в результате тектонических процессов в геологические средние века (мезозой), в виде обширной впадины, которая сначала была покрыта морем, а затем, в позднейшие геологические периоды, начиная с третичной эры, заполнилась речными отложениями. Из образовавшейся таким образом Венгерской низменности, средняя высота которой не превышает 108 м над уровнем моря, выдаются к 3ападу от Дуная обособленно стоящий угленосный горный массив Мечек и СреднеВенгерские горы вулканического происхождеиия, сложенные из известняка и доломитов Бакопский лес, возвышенности Вертеш (Фертеш), Герече и Пилиш, в период общего понижения эти возвышенности выдвинулись как горсты. В сухой период дилювия, сопровождавшийся образованием степей, и в течение современного геологического периода образовались мощные (до 60—80 метров глубины) слои лёсса, особенно на периферии бассейна, в задунайской холмистой области (запад страны), служащие основой плодороднейших почв Венгрии. В центральной части бассейна континентальный климат способствовал образованию больших сухих степей (пусты) с плодородными песчано-лёссовыми или лёссово-глииистыми почвами, перемежающимися местами с довольно обширными пространствами летучих песков.

Главные районы летучих песков: в междуречьи Дуная—Тиссы—степь Бугац у Кечкемета, и к Востоку от Тиссы—Пьиршег. Против образования дюн подвижными пескам ныне борются путем укрепления почвы насаждениями акаций, виноградников, фруктовых садов. Периферия низменности находится теперь за пределами нынешней Венгрии; только на Севере предгорья средних Карпат заходят на венгерскую территорию, в том числе угленосный хребет Матра (с вершиной Кекеш, достигающей наибольшей в Венгрии высоты 1010 метров) и массив Бюкк с богатым виноградниками отрогом Гедялья. В период формирования Венгерской низменности, при высыхании бывшего здесь некогда моря, наметились долины Дуная и его крупнейшего притока—Тиссы.

Долины этих рек, заполненные наносами ила, вследствие слабого уклона сильно заболочены; однако, при надлежащей осушке почвы здесь чрезвычайно плодородны. Слабый сток осадков в долине Тиссы содействовал образованию здесь во многих местах бесплодных солончаков. Памятником значительных водных пространств, ранее здесь существовавших, осталось большое мелководное озеро Балатон, иначе—Платенское озеро, самое большое озеро Средней Европы («Венгерское море»).

Климат страны, вследствие отгороженности ее от моря горами, резко континентальный, со значительною разницею между температурами лета и зимы и сильными, в высшей степени вредными для земледелия, ветрами. Контрасты температур менее велики па 3ападе, за Дунаем, где еще заметно слабое влияние Атлантики, но по направлению к Востоку сильно возрастают (годичные колебания температуры на 3ападе 22,2 градуса, на Востоке—26,1 градуса), при чем количество осадков убывает: в западной части задунайской области осадков выпадает в год, в среднем, 80 сантиметров, к Востоку от Тиссы—менее 60 сантиметров. Средняя годовая температура страны + 9, + 10 градусов по цельсию. Соответственно физико- географическим и климатическим условиям, растительность сухой восточной части страны (так называемая Альфельд) имеет степной характер, это—единственная настоящая область травянистых степей в Средней Европе.

Поемные луга поросли болотными растениями, а более богатая осадками и выше лежащая задунайская холмистая область, равно как и отроги Карпат, покрыты лиственными лесами. Таким образом, несмотря на значительную однородность формы поверхности, Венгрия распадается на два больших географических ландшафта, разделенных в меридиональном направлении Дунаем.

Восточная часть (Альфельд), наиболее низменная, с континентальным климатом, представляет область сухих песчаных степей; среди них на далеком расстоянии друг от друга разбросаны отдельные хутора, деревни и более или менее крупные города, которые скорее походят на громадные, широко раскинувшиеся села; хозяйство здесь в целом сохраняет экстенсивный характер.

Задунайская область, в силу своего западного положения, имеет более выгодные климатические условия, и ее плодородные почвы более благоприятны для интенсивной обработки; хозяйственный и культурный уровень здесь более высок, чем на Венгрии. К этим двум крупным ландшафтам примыкает третий, значительно меньший по размерам — северная холмистая область (отроги Карпат) между средним течением Тиссы и границей Чехо-Словакии; экономически это область горной промышленности, виноделия и лесного хозяйства.

Национальный состав населения Венгрии (по переписи 1920 года), весьма разнообразен, сравнительно с прежней разноплеменностью Венгрии, когда мадьяры составляли лишь 54,5% всего населения на 1910 год), страна, вследствие потери окраинных областей, приобрела большую национальную однородность; преобладание мадьярского элемента сказывается тем сильнее, что национальные меньшинства живут не компактными массами, а рассеяны по стране отдельными островами. Мадьяризация делает успехи, и в настоящее время 95% населения говорит по-венгерски (в 1910 году в пределах нынешней Венгрии— 91% населения). Официальная венгерская статистика не признает евреев особой национальностью; по статистике вероисповеданий их числилось (на 1920 год) в Венгрии 473,3 тысячи (5,9% всего населения). 29,8% населения живет в городах (в том числе почти 15% в Будапеште с предместьями), 70,2%—в деревнях.

До войны была значительная эмиграция из Венгрии, особенно в Соединённые Штаты Северной Америки. За время с 1905 по 1913 год из Венгрии (в нынешних ее границах) эмигрировало в Соединённые Штаты 213 тысяч человек, возвратились из Соединённых Штатов на родину за то же время 58 тысяч человек. После войны допущенная норма иммиграции в Соединённые Штаты для Венгрии составляла в 1921 — 1924 годах лишь около 5700 человек в год, после чего она была еще снижена до 488 человек в год. Эмиграция после войны не учитывалась сколько-нибудь точным образом, так как, вследствие политических и экономических условий, многие тысячи переходили границу без разрешения правительства (за время 1919—1924 года эмигрировали в одну только Францию по экономическим причинам 70 тысяч человек; политическая эмиграция за этот период исчисляется в 20 тысяч человек). За 1910—1920 года население Венгрии, в ее нынешних границах, увеличилось на 5,7% (это около 45353 человек); этот прирост, несмотря на потери во время империалистической войны (когда было до 200 тысяч человек убитых) и свирепость белого террора (до 10 тысяч человек казненных), объясняется значительным как добровольным, так и вынужденным притоком мадьярского элемента из отторгнутых от Венгрии областей (где и ныне еще живут 3,4 миллиона мадьяр) и отчасти реэмиграцией из Америки.

Естественный прирост населения после войны сократился: в 1909—1912 годах годовой прирост составлял 11,9 на тысячу, а в 1919—1924—лишь 10,2. Причинами этого регресса являются все более распространяющееся среди крестьянства стремление к ограничению рождаемости, а также сильное распространение туберкулеза и высокая смертность среди детей. В 1924 году детская смертность составила 192 ребёнка на 1000 новорождённых. Средняя плотность населения в 1920 году была 85,9 человек на 1 километр квадратный, средняя плотность сельского населения—около 57 человек. Наиболее густо заселены бассейн Дуная — Тиссы со столицей, старая культурная область за Дунаем (Трансданубия), а также бассейн Тиссы—Мароша с его большими городами-селами; наименее густо заселен район солончаков и болот восточного Альфёльда. Более крупные города (население по данным 1920 года): Будапешт (929 тысяч жителей, в 1925 году—961 тысяча, Большой Будапешт, с административно-самостоятельными предместьями, —1227 тысяч), Сегед (119 тысяч), Дебрецен (103 тысячи), Кечкемет (73 тысяч), Годмёзё-Вашаргель (61 тысяча), Мишкольц (57 тысяч), Дьер (50 тысяч), Печ (48 тысяч).

История рабочего движения. Вследствие позднего развития капитализма в Венгрии, рабочий класс сформировался в ней позже, нежели в других странах Центральной Европы. Вплоть до 40-х годов 19 века Венгрия являлась колонией австрийского капитала. В конце 30-х годов в Венгрии начинается довольно быстрое развитие фабрично-заводской промышленности, в первую очередь—в отраслях, производящих сырье и полуфабрикаты для австрийской промышленности. В 40-х годах возникают, в особенности в Пеште и его окрестностях, текстильные и бумажные фабрики, сталелитейные и машиностроительные заводы.

В 1846 году в Венгрии имелось уже 546 фабрик с 23400 рабочими, а общее количество занятых в кустарной и фабрично-заводской промышленности рабочих превышало 100 тысяч. В начале 40-х годов в Венгрии проникли социалистические и коммунистические идеи (теории Сен-Симона, Фурье, отклики чартистского движения и так далее). Объективно сторонники этих учений в Венгрии стремились собственно к насаждению капиталистических отношений; рабочему движению близок был только коммунизм Михаила Танчича. Параллельно с проникновением в Венгрию социалистических идей, наблюдаются уже первые признаки рабочего движения (движение среди горняков Трансильвании под руководством Екатерины Варга, забастовка портных в Пеште в январе 1842 года, движение в августе 1847 года каменщиков Пешта за повышение заработной платы, и так далее).

Но история рабочего движения Венгрии, в подлинном смысле слова, начинается только с революции 1848 года, хотя и в это время оно далеко еще не носит сознательно-классового характера. В революции 1848 года рабочие в Венгрии не играли такой крупной роли, как в Германии и во Франции. Руководители революции с самого же начала заняли враждебную позицию по отношению к рабочему классу, внушавшему им своими требованиями серьезные опасения. Хотя революция в Пеште началась с освобол-сдения из тюрьмы одного из пионеров венгерского рабочего движения, Михаила Танчича, но среди 12 пунктов выдвинутой революционною молодежью программы не было ни одного требования, отвечавшего интересам рабочих.

Одним из первых мероприятий революционного правительства явилась высылка из столицы безработных. В первые месяцы революции правительство и не помышляло даже об отмене цеховой системы, и лишь после того, как началась сербско-кроатская контрреволюция, оно провело нек-рые несущественные изменения цехового устава. В марте 1848 года среди кузнецов, рабочих канатных фабрик, официантов и других началось движение за повышение заработной платы и сокращение рабочего дня. Ремесленная молодежь также выдвинула свои требования (отмена цеховой системы, сокращение рабочего времени, установление нормального уровня заработной платы, прекращение неправильных вычетов из нее, свобода договоров и так далее).

19 апреля недовольство рабочих привело уже к вооруженному столкновению с войсками и с национальной гвардией. На следующий день совет министров провел ограничение существовавшей до тех пор свободы собраний. 30 апреля начались волнения среди печатников, требовавших повышения заработной платы. Движением руководил М. Танчич. Правительству пришлось вмешаться в конфликт, и, в результате работ примирительной комиссии, был установлен 9-часовой рабочий день и заключен первый коллективный договор. Заключением коллективного договора закончилось также движение печатников в Пресбурге. Печатники же создали и первое общество взаимопомощи, просуществовавшее вплоть до 1857 года.

Широких размеров достигло такнее движение среди горнорабочих северной Венгрии, Трансильвании и Баната, где рабочие принадлежали к вдвойне угнетенным национальным меньшинствам. Горнорабочие города Кермеца, под руководством своего вождя, Мелинга, находившегося под влиянием идей Луи Блана, потребовали социализации угольных копей и увеличения заработной платы. 22 июня вооруженная толпа горнорабочих в Виндшафте пыталась затопить шахты. Страх правительства перед рабочими был так велик, что рабочие сначала не принимались даже в национальную гвардию, и прием их был разрешен только тогда, когда началось наступление контрреволюции.

Наступившая после поражения революции реакция сопровождалась, естественно, упадком рабочего движения. В течение нескольких лет рабочего движения, в настоящем смысле слова, совершенно не существовало, и лишь немногие общества взаимопомощи (главным образом, среди печатников) влачили жалкое существование. Положение стало изменяться только в 60-х годах, когда, в связи с развитием промышленности и некоторым смягчением реакции, в страну возвратились бежавшие за границу рабочие и началась иммиграция в Венгрию иностранных, в особенности немецких, квалифицированных рабочих.

Последние и положили начало организованному рабочему движению Венгрии. Перенесенные ими на венгерскую почву идеи Шульце-Делича и, в особенности, Лассаля начали быстро распространяться среди рабочих. В 1861 году возникло движение среди печатников, требовавших повышения заработной платы. Движение перешло в забастовку, закончившуюся, однако, не в пользу рабочих. Под впечатлением этого печатники приступили к организации в Пеште союза взаимопомощи; аналогичные организации создались и в провинции. Вслед за печатниками рабочие других отраслей промышленности также организовали по немецкому образцу общества самообразования и взаимопомощи под руководством квалифицированных рабочих-иностранцев.

Непосредственно после соглашения с Австрией (1867 год) и образования двуединой Австро-венгерской монархии начинается промышленный расцвет Венгрии. Период грюндерства сопровождался усиленным железнодорожным строительством, обширными работами по урегулированию рек и каналов, постройкой крупных капиталистических предприятий. Параллельно с этим шел процесс формирования венгерского пролетариата. Идеологически венгерское рабочее движение этого периода находилось под влиянием германского рабочего движения, и только гораздо позднее, придя в тесное соприкосновение с австрийским рабочим движением, оно подпало под его идейное влияние. Сильным тормозом в развитии классового сознания пролетариата служило то обстоятельство, что венгерский рабочий класс создавался из разнородных элементов (в том числе и иностранных рабочих-иммигрантов), разъединенных отсутствием общего языка.

Руководящая роль в венгерском рабочем движении принадлежала, наряду с иностранными квалифицированными рабочими, также буржуазным демократам 1848 год, которые, как и в Германии, принимали активное участие в рабочих организациях. В 1868 году произошел раскол в «Просветительном союзе печатников» (созданном в 1867 году) между лассальянцами и сторонниками Шульце-Делича, образовавшими отдельно друг от друга первые политические рабочие союзы, которые, однако, в дальнейшем (1869 год) слились в один «Всеобщий союз рабочих». С 1869 года официальным органом Союза стал, издававшийся под редакцией М. Танчича, еженедельник «Золотая Труба». 29 марта 1869 года в Пресбурге состоялся первый рабочий митинг, на котором принята была первая социал-демократическая программа, включавшая, по примеру тогдашнего немецкого социал-демократического движения, требование всеобщего избирательного права.

В августе того же года аналогичный митинг состоялся также в Пеште. Председателем «Всеобщего союза рабочих», имевшего в 1869 году уже 15 отделений в провинции, стал Танчич; однако, члены Союза, находившиеся в связи с 1 Интернационалом, не были Танчичем довольны. Более радикальные элементы, высказывавшиеся против сотрудничества с буржуазными демократами, основали отдельное «Общество самообразования рабочих», члены которого в 1870 году создали «Всеобщую рабочую страховую и инвалидную кассу», сыгравшую впоследствии крупную роль в рабочем движении. Секретарем кассы был избран уполномоченный Интернационала Карл Фаркаш. «Общество самообразования» и «Всеобщий союз рабочих» вскоре объединились; в новый президиум вошли Виктор Кюльфельди и Антон Ирлингер (Танчич в президиум не попал). После закрытия в конце 1869 года газеты Танчича, 8 апреля 1870 года вышла, под редакцией Кюльфельди, «Всеобщая Рабочая Газета», прекратившаяся 17 июля на 27 номере.

Это была первая, идеологически сравнительно выдержанная, социал-демократическая газета, за которой последовала весьма радикальная газета Полицера, под названием «Братство», прекратившаяся в связи с возбужденным против ее редактора процессом за оскорбление величества. В 1871 году во время Парижской Коммуны, в Венгрии началось широкое забастовочное движение, при чем рабочие подали парламенту петицию. Более тысячи рабочих ворвались в здание парламента, требуя обсуждения ее. Полиция считала зачинщиком беспорядков «Всеобщий союз рабочих». При известии о подавлении Коммуны рабочие устроили крупную демонстрацию, за которой последовали массовые аресты и репрессии.

Иностранные агитаторы были высланы, а 22 апреля 1872 года начался процесс по обвинению ряда деятелей Союза в государственной измене, в виду их участия в революционном социал-демократическом движении, связи с Интернационалом и солидарности с Парижской Коммуной. Однако, суд присяжных оправдал почти всех обвиняемых. Наступивший в 1872 году экономический кризис задержал на несколько лет процесс дальнейшего формирования венгерского пролетариата. В связи с непрерывным увеличением промышленной резервной армии - результатом все усиливавшегося расслоения деревни и постепенного разорения городских средних слоев—положение рабочего класса было чрезвычайно тяжелым. 12—14-часовой рабочий день составлял обычное явление, заработная плата была очень низка, в промышленности непрерывно росло применение женского труда.

В виду неблагоприятных условий для развития венгерской крупной промышленности (система дуализма, общая с Австрией таможенная граница и другие), вся экономическая и социальная политика господствующих классов Венгрии была направлена в сторону усиления эксплоатации рабочих и лишения их права на организацию и на экономическую борьбу (ограничение права коалиций и собраний и так далее). Все эти причины, вместе взятые, а также отсутствие правильного классового руководства, приостановили на некоторое время рост и без того еще не очень опасного для господствующих классов Венгрии рабочего движения. Правда, в 1873 году начинает выходить, под редакцией А. Ирлингера, на немецком и венгерском языках, новый орган Союза «Рабочая Еженедельная Хроника», и делается неудачная попытка создания рабочей партии. Но все это не имеет серьезного значения, и рабочее движение плетется в хвосте буржуазной парламентской оппозиции.

Известная перемена наступила лишь, когда Венгрии был выдан, как венгерский подданный, Лео Франкель, участник Парижской Коммуны, друг Маркса и Энгельса и один из руководящих деятелей 1 Интернационала. В его лице венгерское рабочее движение, находившееся до тех пор под влиянием Лассаля, получило действительного вождя-марксиста. Франкель взял на себя редактирование упомянутой «Рабочей Еженедельной Хроники» и приступил к созданию партии. По организационным вопросам у него возник спор с Кюльфельди и его единомышленниками, организовавшими отдельную фракцию и начавшими издавать свою газету под названием «Непсава» («Голос Народа»), В результате деятельности Франкеля, в апреле 1878 года собрался съезд, положивший начало партии, которая, по соображениям полицейской безопасности, приняла название «Партии не-избирателей».

По тем же соображениям, съезд не принял программы, обратившись вместо этого с манифестом к народу и с петицией к парламенту. Руководителями партии, наряду с Франкелем и Ирлингером, были игравшие видную роль в дальнейшем Сигизмунд Чиллаг, Яков Кюршнер и Гейза Чорба. В том же году оппозиционная фракция Кюльфельди устроила свой съезд и образовала отдельную партию под названием «Рабочая партия». В 1880 году обе партии объединились, а в результате слияния периодических органов обеих организаций стала выходить газета «Непсава», остающаяся и до настоящего, времени центральным органом венгерской социал-демократической партии. На объединительном съезде участвовало 113 делегатов от 152 организаций. Во избежание полицейских преследований, съезд, вместо названия «Социал-демократическая партия», выбрал название «Всеобщая рабочая партия», приняв программу, отличавшуюся от Готской программы лишь тем, что она не содержала железного закона заработной платы Лассаля.

После объединения начался быстрый рост партии, но вскоре в Венгрии, в связи с германским законом против социалистов и австрийскими мероприятиями против анархистов, усилились полицейские репрессии, приостановившие рост движения. В 1881 году Лео Франкель присужден был за антимилитаристскую статью к 1,5 годам тюремного заключения, по отбытии которого он покинул Венгрию и переселился в Париж. В 1881—1884 году движение отмечено было борьбой с левыми элементами, подпавшими под влияние австрийских анархистов (Пейкерт). Анархистское течение было вначале очень сильно, оно имело собственные газеты, но когда, при расследовании убийства венского банкира Айзерта, было установлено, что в деле замешаны венгерские анархисты, то полиция совершенно разгромила это движение.

На учредительном съезде 2 Интернационала (1889 год) Франкель был одним из заместителей председателя; венгерскую партию, кроме него, представляли Ирлингер и будапештский сапожник Р. Попп. Ирлингер познакомил съезд с условиями рабочего движения Венгрии, отвергнув нападки австрийцев, обвинявших венгерскую партию в оппортунизме. 15 сент. 1889 года центральные комитеты австрийской и венгерской социал-демократической партии устроили в Пресбурге совместное совещание, устранившее все имевшиеся разногласия. Ирлингер был исключен из центрального комитета, и руководство партией перешло в руки присланного из Вены Павла Энгельмана.

К этому времени венгерская социал-демократическая партия подпадает под влияние австрийской социал-демократии, руководимой Виктором Адлером. На первомайской демонстрации 1890 года в Будапеште, по данным полиции, участвовало более 30 тысяч, а по данным газеты «Непсава»— 60 тысяч человек. Созванный на 7 декабря 1890 года партийный съезд совпал с периодом сильного подъема рабочего движения. Съезд, к которому Энгельс и Либкнехт обратились с приветствием и в котором участвовали представители 87 будапештских и 34 провинциальных организаций (среди них 2 организации сельскохозяйственных рабочих), принял, по примеру австрийского Гайпфельдского съезда (1889 года), принципиальную декларацию, остававшуюся до 1903 года программой партии. Партия приняла название «Социал-демократической партии Венгрии».

Название «Социал-демократическая рабочая партия» было отвергнуто, чтобы не отпугнуть мелких ремесленников. Начиная с этого времени и вплоть до 1918 года, социал-демократическая партия пользовалась монополией в венгерском рабочем движении. В 90-х годах, вместе с внедрением финансового капитала в промышленность и широким развитием крупной, в частности, тяжелой индустрии, начинается усиленный рост и концентрация промышленного пролетариата. Число промышленных предприятий, насчитывавших свыше 20 рабочих, поднялось за период 1890—1900 годов с 1197 до 2947.

Число рабочих, занятых в крупной и мелкой промышленности, увеличилось за тот же период с 433799 до 644188. Особенно быстро растет рабочее население в столице, насчитывавшей в 1890 году уже полмиллиона жителей. Здесь концентрируются наиболее крупные фабрики, и здесь же находится центр рабочего движения, утрачивающего к этому времени сектантский характер и принимающего постепенно организационные формы, которые сохранились вплоть до империалистской войны. 900-ые годы являются периодом дальнейшего роста фабрично-заводской промышленности, высокой конъюнктуры в строительной промышленности и усиления роли финансового капитала. Число рабочих значительно увеличилось: в то время как в 1900 году на 2049 фабриках работало лишь 212697 промышленных рабочих, в 1910 году имелась уже 4241 фабрика с 445792 рабочими, что означало прирост более, чем на 100%.

Заработная плата поднялась за это время на 30—40%, рабочий день сократился с 12 до 9—10 часов, улучшились также условия труда, но это улучшение положения рабочих было лишь относительным, ибо дороговизна непрерывно возрастала, а жилищные условия рабочего класса в Будапеште накануне войны были хуже, чем где бы то ни было в Европе. 1900—1914 года являются периодом экономического наступления пролетариата, ведущего упорную борьбу за повышение заработной платы, за сокращение рабочего времени и за удовлетворение других своих повседневных нужд. Годы эти ознаменовались целым рядом экономических забастовок, в том числе всеобщими стачками в некоторых отраслях промышленности (в 1904 году— железнодорожников, в 1905 году—-металлистов и так далее), часто кончавшимися победой рабочих.

Наряду с экономической борьбой, шло и политическое наступление пролетариата, выразившееся, главным образом, в его непрерывной борьбе за всеобщее избирательное право. 1913 год был кульминационным пунктом этой борьбы. 23 мая этого года, после массовых демонстраций в течение нескольких предыдущих дней, началась всеобщая забастовка. Будапешт был объявлен властями на осадном положении; полиции, жандармерии и вызванных из провинции войск оказалось недостаточно, чтобы удержать революционно настроенных рабочих от выступлений. Рабочие строят баррикады, штурмуют полицейские участки, поджигают правительственные здания и вытесняют солдат из рабочих кварталов.

В итоге кровопролитных столкновений—несколько убитых и сотни раненых. Столица находится накануне революции, но ЦК социал-демократической партии, руководивший движением, испугался вызванного им же призрака восстания и в 10 часов вечера прекратил забастовку. Во время империалистской войны распыленный, совершенно деморализованный предательствомсоциал-демократии и оставшийся без идейного руководства, рабочий класс сначала безропотно переносил удары войны.

Но в 1916 году начались выступления рабочих за повышение заработной платы, особенно усилившиеся в 1917 году, когда в городах возник острый продовольственный кризис. После русской революции движение приняло открыто антимилитаристский характер. В январе 1918 года на почве острого недовольства рабочих, положение которых продолжало ухудшаться, вспыхнула массовая забастовка в непосредственной связи с мирными переговорами в Брест-Литовске. Ее лозунгами были: «Долой войну», «Мира и хлеба», «Да здравствует русский пролетариат». Забастовкой руководил образовавшийся для этой цели Совет рабочих депутатов. Лидеры социал-демократии, как всегда, выдвинули требование всеобщего избирательного права и организовали депутацию к премьер-министру Векерле, а когда последний, известный своим талантом раздавать обещания направо и налево, обещал избирательное право, то они настояли на прекращении забастовки.

Движение, однако, вскоре вновь разгорелось. В июне 1918 года на государственном машиностроительном заводе начались волнения среди рабочих, потребовавших повышения заработной платы. Вызванные на помощь войска стреляли в рабочих, среди которых многие были ранены. Возмущенные расстрелами рабочие объявили всеобщую забастовку. Ситуация была революционной, но ЦК социал-демократической партии в забастовку не вмешался, и оставшиеся без всякого руководства стачечники вынуждены были через 5 дней, под давлением свирепых правительственных репрессий, вернуться на работу. Это было последним крупным выступлением венгерского пролетариата перед крушением Австро-венгерской монархии.

Социал-демократическая партия Венгрии была основана на съезде 1890 года. Вскоре после своего образования она приступила к объединению в национальном масштабе существовавших профессиональных организаций и к созданию новых. Для этой цели из членов ЦК социал-демократической партии и из представителей отдельных профессий образован был профессиональный совет. Таким образом, венгерское профессиональное движение создано было социал-демократической партией, и, по мере его дальнейшего развития, не происходило отделения партии от профсоюзов, как это имело место в Германии, а, напротив, партийный аппарат все более срастался с профсоюзным, что наложило свой особый отпечаток на все венгерское рабочее движение.

Центр тяжести партийной работы переносится в профсоюзы, партийных организаций, в собственном смысле, не существует, члены профсоюзов автоматически являются членами партии, уплачивая вместе с профсоюзным партийный взнос, подавляющее большинство делегатов партийных съездов обычно назначается ЦК отдельных союзов, а ЦК партии состоит из доверенных лиц отдельных профсоюзов. Так как рабочие не пользовались избирательным правом и вплоть до революции не имели ни одного представителя в парламенте, то борьба социал-демократической партии сосредоточилась на завоевании избирательного права. Вскоре внутри партии возникли разногласия по ряду вопросов: о методах борьбы за избирательное право, о сотрудничестве для этой цели с буржуазными партиями, об аграрной политике, об отношении к профсоюзам и прочее. Социал-демократическое движение, постепенно укрепившееся и ставшее, в связи с усилением профессиональных союзов и превращением их в массовые организации, крупным политическим фактором, находилось на перепутьи.

Планомерное революционное руководство массовым рабочим движением было возможно лишь при условии смычки с мощным движением боровшихся за землю крестьян и сельскохозяйственных рабочих, но с сохранением, конечно, гегемонии пролетариата. Связь с крестьянством была в Венгрии осуществима скорее, чем где бы то ни было в Европе. Вместо этого, однако, социал-демократия, оттолкнув от себя крестьянство, пошла по пути ревизионизма, прикрываемого центристскими лозунгами вождя австрийского социал-демократа Виктора Адлера. По национальному вопросу партия также вступила на путь адлеровского реформизма. В довоенной Венгрии национальный вопрос играл не менее важную роль, чем в Австрии. Однако, под влиянием учений австро-марксизма, венгерская социал-демократическая партия стала принимать государственное устройство дуалистической монархии за нечто данное и неизменное, не выдвинув ни разу национального вопроса в его принципиальном обосновании и не помышляя о возможности его разрешения.

И по всем другим основным вопросам партийной программы лидеры социал-демократии постепенно сошли с пути революционного марксизма. Главной целью их являлось завоевание всеобщего избирательного права и кое-какие частичные достижения в области профессиональных интересов пролетариата. В борьбе за избирательное право рабочие выходили в Венгрии на улицу чаще, чем где бы то ни было, массовая борьба принимала здесь более острые формы, чем в других странах, (за исключением России), активность масс была очень велика, но идеология вождей была более реформистской, чем в любой другой социал-демократической партии довоенной Европы. Не имея парламентского представительства, венгерская социал-демократия, тем не менее, строила всю свою тактику исключительно на парламентских комбинациях, пользуясь тем, что она была фактором, с которым всякому правительству и всякой оппозиции приходилось считаться, в особенности в столице, где улица принадлежала рабочему классу и где социал-демократия была наиболее сильной и организованной партией.

Не использовав этого положения, социал-демократия плелась в хвосте буржуазно-оппозиционных партий. Начиная с 1900 года и до империалистской войны вся история социал-демократии представляет непрерывную цепь блоков, соглашений, открытых или молчаливых союзов с разными мелкобуржуазными и даже буржуазными партиями. Буржуазные партии прекрасно умели использовать рабочие массы, к-рые к ее услугам предоставляли социал-демократические лидеры, чтобы потом по первому зову правительства заключить соглашение с последним и покинуть рабочих. Эволюция венгерской социал-демократии от боевой революционной партии к партии чисто реформистской сопровождалась целым рядом партийных расколов. В 1896 году произошел раскол по вопросу о беднейшем крестьянстве.

Группа членов партии, руководимая Варкони, требовала, чтобы партия поддерживала движение беднейшего крестьянства. Группа эта была исключена из партии, а вождь ее, Варкони, постепенно совсем отошел от рабочего движения. В 1900 году полуликвидаторская группа, под руководством Мезефи, потребовала, чтобы социал-демократия приняла активное участие в борьбе за интересы сельхоз рабочих, но одновременно она настаивала также на том, что необходимо смягчить пропаганду идей интернационализма и классовой борьбы. После исключения из партии, Мезефи образовал «Реорганизованную ссоциал-демократическую партию», которая постепенно превратилась в буржуазную партию.

Исключение Мезефи было правильным, но социал-демократические вожди совершенно не поняли того, что, несмотря на ликвидаторские настроения оппозиции, она была вполне права, поднимая вопрос о союзе с сельскохозяйственным пролетариатом и беднейшим крестьянством. Однако, все эти оппозиционные течения, в виду недостаточной марксистской подготовки вождей их, рано или поздно попадали в лоно мелкобуржуазных партий. Около 1900 года и сложилась та руководящая верхушка партии, которая направляла деятельность ее вплоть до империалистской войны (Э. Тарами, Э. Бухингер, М. Гроссман, Я. Вельтнер, Д. Бокани (ныне коммунист) и другие).

Последней и самой крупной оппозицией довоенной эпохи было движение, руководимое Ю. Альпари. По всем основным вопросам венгерского рабочего движения Альпари был близок к тогдашним немецким «левым», выступая против коалиционной политики и требуя создания отдельных от профсоюзов, самостоятельных партийных организаций. Альпари, также, как и руководители всех прежних оппозиционных течений в партии, требовал, чтобы должностное лицо страховой кассы не могло быть членом ЦК партии. Он был исключен из партии в 1910 году.

Таким образом, реформизм укоренился в венгерской социал-демократии еще до войны. Но открытому провозглашению его мешали все более обострявшиеся классовые противоречия, приводившие к массовым демонстрациям и забастовкам, почти всегда против воли руководителей партии. Единственным массовым действием, допускавшимся социал-демократическими вождями, не желавшими никогда сходить с почвы легальности, была ежегодная первомайская забастовка. Однако, желая сохранить свое положение, социал-демократические лидеры вынуждены были делать уступки, хотя бы на словах, революционным требованиям пролетариата. Так сложилась своеобразная физиономия венгерской социал-демократии: реформистское руководство и практика, прикрываемые лжерадикальной фразеологией.

Империалистская война сняла и этот покров мнимой революционности. За все время своего существования венгерская социал-демократия ни разу не поставила в порядок дня вопроса о войне и милитаризме, партия ни разу не попыталась дать марксистского анализа этого вопроса. Вполне естественно поэтому, что венгерская социал-демократия стала на позицию оборончества так же легко, как и другие социал-патриоты 2-го Интернационала. Со своей стороны, господствующие классы Венгрии не остались в долгу перед социал-демократическими лидерами за проповедь ими гранеданского мира: большая часть их была освобождена от военной службы и, сидя на теплых местечках в тылу, призывала «одетых в шинели» рабочих к терпению.

Рабочая аристократия также мало страдала от войны. Верхние ее слои, рабочие, занятые в крупной индустрии, на военно-промышленных заводах и в пищевой промышленности, были совсем освобождены от военной службы или же, будучи призванными на нее, работали на заводах. Условия оплаты труда также складывались для них благоприятно. Но тем большие жертвы должны были приносить остальные слои пролетариата и беднейшее крестьянство.

В результате своей оппортунистической и шовинистской политики, ЦК социал-демократической партии совершенно изолировал себя от пролетарского массового движения. Революционно настроенный пролетариат нашел себе новых вождей. Лидеры партийной оппозиции, солидаризировавшиеся в свое время с Ю. Альпари и занявшие во время войны интернационалистскую позицию (Бела Ваго, Бела Санто, Евгений Ласло), вошли в контакт с состоящей из студентов и молодых рабочих группой, ведшей до сих пор пацифистско-антимилитаристскую пропаганду. Идейным руководителем группы, направлявшим из-за кулис ее работу, был единственный теоретик венгерского рабочего движения, впоследствии ставший на синдикалистскую позицию, Эрвин Сабо.

Когда в январе 1918 года во главе группы стал Отто Корвин, понявший, что борьба с войной может принять революционный характер только при условии тесной связи с рабочим движением, группа завязала сношения с рабочими крупных заводов. Одновременно оппозиция быстро наладила связи с недовольными солдатами. Между тем, социал-демократические лидеры создали, вместе с буржуазными оппозиционными партиями, Национальный совет, все усилия которого были направлены на то, чтобы предотвратить революцию. Но старания эти были тщетны: в ночь на 31 октября 1918 года, накануне подготовлявшегося революционными элементами вооруженного восстания, произошло крушение Австро-венгерской монархии. У власти стал венгерский Национальный совет, руководство в котором принадлежало мелкобуржуазным партиям. Социал-демократы Тарами и Кунфи сделались министрами. Кунфи открыто призывал рабочих «к прекращению классовой борьбы».

Никто из социал-демократических лидеров не поставил вопроса даже об удовлетворении самых элементарных требований буржуазной революции. Такую же предательскую роль социал-демократическая партия играла в период советской диктатуры в Венгрии, когда она объединилась с коммунистами в одну «Социалистическую партию Венгрии». После крушения пролетарской диктатуры, власть перешла к составленному из руководителей профсоюзов социал-демократическому правительству, которое немедленно отменило все мероприятия Советской власти. Однако, буржуазия уже не нуждалась в нем, и на пятый день оно пало.

Созванный наспех партийный съезд принял постановление о восстановлении социал-демократической партии, которая переживала в это время глубокий кризис. Часть ее лидеров вынуждена была скрыться за границу, а некотрые из них (Чизмадиа, Ванцак) делали попытки организовать национально-социалистическую партию. Правые лидеры вновь начали переговоры с буржуазными партиями. Под руководством эмигрировавшего во время советской диктатуры, но вернувшегося на короткое время, Эрнеста Тарами, социал-демократам удалось помочь Хорти взять власть в свои руки. В созданном коалиционном правительстве социал-демократическая партия получила один министерский портфель и одно место товарища министра.

В бытность свою в этом правительстве социал-демократы санкционировали казнь таких видных деятелей рабочего движения, как Отто Корвин, Евгений Ласло и других. В начале избирательной кампании в Национальное собрание 1920 года, социал-демократическая партия была уверена, что ей удастся провести своих лидеров в парламент. В первый—и единственный— раз выборы происходили в Венгрии на основе всеобщего избирательного права, но террор во время выборов достиг таких размеров, что социал-демократии пришлось отказаться от участия в них: помещения социал-демократических партийных организаций были разгромлены, и даже редактор «Непсава» Бела Шомоди, уже до войны бывший открытым реформистом, а во время диктатуры ставший ярым контрреволюционером, по приказанию Хорти был убит самым зверским образом. В день его похорон было объявлено осадное положение, и рабочий класс смог устроить только мощную молчаливую демонстрацию против белого террора.

Однако, преемник Бела Шомоди, Иоган Ванцак, вскоре протянул Хорти свою «мозолистую руку». Венгерские меньшевики в период самого дикого разгула реакции вновь начали проповедывать пролетариату идею классового мира. ЦК социал-демократической партии отказался от всякой солидарности с томившимися в тюрьме революционерами, и, когда Э. Фиммен, секретарь Амстердамского Интернационала, летом 1920 года организовывал бойкот белой Венгрии, венгерские социал-демократы самым решительным образом высказались против этого. В собравшемся в начале 1922 года втором Национальном собрании социал-демократы получили, наконец, 26 мест.

Ценой, уплаченной за эти мандаты, было заключенное в декабре 1921 года с правительством Бетлена соглашение, по которому социал-демократическая партия обязалась поддерживать, как внутри страны, так и в международном масштабе, политику белого террора, порвать с левым буржуазным блоком, отказаться от республиканской пропаганды, мириться с полицейскими репрессиями против рабочего движения и существованием концентрационных лагерей, а также приостановить всякую работу среди сельскохозяйственных рабочих, железнодорожников и горняков. Более подлой измены не совершила еще ни одна социал-демократическая партия, и даже 2-й Интернационал вынужден был заклеймить это предательство.

Социал-демократическая партия выполнила обещание содействовать правительству Хорти путем использования своих международных связей, добившись у правительства Макдональда займа для финансового оздоровления Венгрии. ЦК партии пытался скрыть от рабочих заключенное с правительством соглашение, опубликовав его лишь в 1924 году, когда премьер-министр Бетлен стал угрожать напечатанием его. Этот факт усилил существовавшую в социал-демократической партии левую оппозицию, которая потребовала прекращения предательств и ведения классовой политики. Лидеры партии ответили на это угрозой исключить оппозиционеров из партии, в виду чего последние обратились ко 2-му Интернационалу.

Назначенная под председательством Каутского комиссия признала, что соглашение с правительством противоречит социалистической морали и высказалась против исключения оппозиции из партии. Тем не менее, социал-демократические лидеры исключили оппозиционеров и приняли ряд репрессивных мер против оппозиционных профсоюзов, прибегнув к помощи полиции против «нарушителей порядка», объявленных коммунистами. Накануне муниципальных выборов в Будапеште, 14 апреля 1925 года, исключенная оппозиция образовала Социалистическую рабочую партию Венгрии.

В настоящее, время из всех рабочих партий Венгрии только социал-демократическая партия, за которой все еще идет большинство пролетариата, пользуется легальностью, играя в парламенте роль мнимой оппозиции. Она защищает социал-фашистскую политику правительства по рабочему вопросу. Влияние ее партийных организаций непрерывно падает, и на последних парламентских выборах она потерпела жестокое поражение. Как и раньше, социал-демократия опирается в настоящее время, в первую очередь, на профсоюзы, члены к-рых коллективно входят в социал-демократическую партию. Ее идеологическим вождем является находящийся ныне в добровольной эмиграции Эрнест Тарами. Фактические руководители партии—Карл Пайер и Александр Проппер.

В парламенте она имеет 14 мандатов. 6 января 1928 года состоялся 25-й съезд социал-демократической партии Венгрии. Деятельность партии за предшествовавший год (предательство крупной забастовки металлистов, отказ бороться против наступления правительства на профсоюзы, открытая солидарность с внешней политикой правительства, молчаливая поддержка правительственных преследований, направленных против коммунистов и социалистической рабочей партии, позорное отрицание лидером партии, Карлом Пайером, резолюции 2 Интернационала против венгерского фашизма, и тому подобное) убедительно доказала, что партия явно перешла на сторону фашизма. Это вызвало образование сильной партийной оппозиции, которая выступила на съезде с резкой критикой политики партии, выдвинув следующие требования в области международных отношений: признание СССР, борьба против военной опасности, борьба против англо-итальянской ориентации правительства, а во внутренней политике—требование партийной демократии, усиление работы в деревне, выработка аграрной программы и возобновление работы среди молодёжи.

Требования оппозиции были провалены большинством голосов партийных и профсоюзных бюрократов. Отвергнуто было даже предложение лидера партии, Эрнеста Гарами, о бойкоте парламента и новых выборов. Но под давлением оппозиции съезд вынужден был согласиться с требованием о признании СССР, сделав, однако, оговорку о протесте против красного террора в СССР. Незначительным большинством голосов съезд выбрал новый ЦК партии из представителей высшей партийной бюрократии и сильнейших профсоюзов. Во вновь избранный ЦК, в отличие от предыдущего состава его, вошла только незначительная часть лидеров парламентской фракции.

Социалистическая рабочая партия Венгрии, образовалась в 1925 году, в результате выделения левых элементов социал-демократической партии Венгрии. Представляет собою крайне левую социалистическую партию, которую социал-демократы постоянно изобличают в том, что она является прикрытием для компартии Венгрии. Ее влияние не только среди промышленных рабочих, но и среди сельхоз рабочих и крестьян непрерывно возрастает. Партия полулегальна, возможности ее открытого существования все более уменьшаются. Вождем ее является Стефан Ваги. На последних выборах в парламент партия собрала в Будапеште 25 тысяч подписей под своим кандидатским списком, но правительство не допустило ее участия в выборах.

Коммунистическая партия Венгрии (КПВ), основанная в ноябре 1918 года, после возвращения из России Бела Куна и других венгерских большевиков, сложилась из революционно настроенных элементов левой социал-демократической оппозиции. Перед партией, руководимой Бела Куном, Карлом Вантушем, Бела Санто, Бела Ваго, Евгением Ласло, Тибором Самуэли, Отто Корвином и другими, стояли огромные задачи. Предстояло вести к завоеванию власти венгерский пролетариат, настроенный революционно, но деморализованный хвостистской политикой венгерских меньшевиков, пролетариат, не сплоченный в единое целое теорией революционного марксизма, привыкший лишь к разрозненным экономическим боям, а в области политической борьбы знавший лишь борьбу за избирательное право.

Социал-демократическая партия стремилась использовать рабочий класс для восстановления капитализма. Компартия, напротив, провозгласила программу классовой и гражданской войны, уничтожения буржуазного государства, революционной массовой борьбы против империализма и вооруженного восстания под лозунгом «вся власть советам рабочих, солдатских и бедняцких депутатов». Начатая коммунистами агитация встретила сочувственный отклик в стране. Союз рабочей молодежи в полном составе примкнул к компартии. Коммунисты вскоре приобрели значительное влияние в Союзе металлистов, где уже в декабре 1918 годаони выступили в качестве самостоятельной группы, и где им удалось провести предложение о предоставлении членам Союза права принадлежать к компартии. Усилилось также влияние компартии в Совете солдатских депутатов.

И хотя большинство рабочего класса все еще находилось под гипнозом идеи партийного единства, но в массе своей пролетариат сочувствовал коммунистам. Рабочим не хватало только руководства, которое они нашли у компартии. Таким образом, была надломлена монополия социал-демократической партии в рабочем движении. В ночь на 21 февраля 1919 года, после демонстрации безработных, находившихся под влиянием компартии, против центрального органа социал-демократии «Непсава», лидеры компартии были арестованы, а помещения партии и редакции ее органа «Красная Газета» были разгромлены и опечатаны. На другой день «Непсава» начала неслыханную травлю коммунистов.

Коммунисты вынуждены были скрыться в подполье. Однако, арестованный ЦК компартии продолжал из тюрьмы руководить работой. 20 марта социал-демократические лидеры, в связи с крахом руководимой Карольи коалиции, обратились к заключенным коммунистам с предложением вступить в блок и провозгласить пролетарскую диктатуру. Коммунисты не могли отклонить этого предложения, но они совершили грубую ошибку, согласившись на объединение обеих партий. Это решениебыло роковым для пролетарской власти, так как в результате его не оказалось сильной сплоченной компартии, которая могла бы руководить революцией пролетариата. Значительная часть коммунистов неохотно соглашалась на роспуск своих партийных организаций и на объединение с социал-демократами. Разногласия между социал-демократами и коммунистами очень скоро обострились.

Созванный в июне 1919 года объединенный партийный съезд еще более их углубил. Руководимые Кунфи центристы, в начале пролетарской революции высказывавшиеся за диктатуру, испугались трудностей положения и выступили с резким протестом против применения террора. Объединившись с правыми социал-демократами, они открыто повернули против коммунистов и солидарных с ними левых социал-демократов (Ландлер, Бокани, Баяки, Погань, Варга). Эта разлагающая работа социал-демократии, наряду с контрреволюционным или, в лучшем случае, безразличным поведением крестьянства, оттолкнутого неправильной земельной политикой, ускорили поражение пролетарской диктатуры.

1 августа 1919 года советская Венгрия пала, и начался дикий разгул белого террора, которому удалось совершенно уничтожить КПВ. Тем не менее, уже осенью 1919 года, успевшие спастись за границу лидеры восстановили в Вене партию и создали официальный орган, под прежним названием «Красная Газета» (впоследствии «Пролетарий»), и теоретический орган «Интернационал» (впоследствии «Коммунизм»), Из Вены шло руководство подвергавшимся свирепым преследованиям, совершенно загнанным в подполье, движением коммунистических ячеек в Венгрии.

Коммунистические рабочие и комсомольцы часто показывали примеры исключительного героизма. Обессиленное неоднократными провалами движение не сумело, однако, пустить глубоких корней. Под влиянием этих неудач возникла острая фракционная борьба, расколовшая эмиграцию на две части и совершенно парализовавшая коммунистическое движение в Венгрии, так что Коминтерну пришлось ликвидировать партию. На 5-м съезде Коминтерна (1924 год) обе фракции пришли к соглашению: партия была восстановлена, и, под руководством Матьяса Ракоши, ей удалось создать новую организацию в Венгрии. Арест Ракоши и его товарищей только ослабил, но не уничтожил партию, а его судебный процесс, давший повод к мощному проявлению солидарности международного пролетариата, показал, что коммунистическая партия Венгрии живет и является крупным фактором рабочего движения. То же самое доказали и судебные процессы против Золтана Санто и других коммунистов.

В настоящее время КПВ—строго нелегальная партия, работающая, однако, во всех легальных рабочих организациях и легальных рабочих партиях. Ее влияние проявляется не только в крупно-промышленных предприятиях, но и среди сельскохозяйственных рабочих и крестьян. Центральный комитет КПВ находится в данное время в Будапеште, а часть политических руководителей ее—в эмиграции. В венгерском парламенте она не представлена. Венгерская компартия является одной из основательниц Коммунистического Интернационала. Бела Кун и П. Гайду.

Современное профессиональное движение Венгрии начинается в 90-х годах.; экономическим основанием для развития его явились усиленная индустриализация, происходившая в 90-е годы, и аграрное перенаселение. Безработные батраки и разоренные крестьяне, устремившиеся в города, образовали там низовой слой промышленного пролетариата, верхний слой которого состоял из квалифицированных иностранных специалистов, переселившихся в Венгрию вслед за ввозимым из-за границы капиталом, или из местных, обученных ими, рабочих. Политические условия привели к созданию своеобразной организационной формы профессионального движения, основное отличие которой состоит в параллельном существовании легальных и нелегальных профсоюзов. До утверждения правительством устава профсоюза или в случае временного закрытия его, классово-сознательные рабочие какой-либо профессии обычно группировались вокруг органа печати своей специальности. Редакция вместе с подписной платой собирала также членские взносы и создавала стачечный фонд. Такая нелегальная организация называлась «свободной организацией».

Нелегальная организация эта сохранялась и после утверждения устава и легализации союза, при чем функции между обеими организациями распределялись так, что легальная вела разрешенную уставом деятельность, оказывая помощь безработным, организуя посредничество по приисканию труда, культурное просвещение членов, а нелегальная создавала стачечный фонд, поддерживала бастующих, подготовляла и проводила стачки. Взаимоотношение это сохранилось и ныне. «Свободная организация», кроме того, выполняет не только профессиональные, но и партийно-политические функции. Всякий член ее состоит в то же время членом социал-демократической партии Венгрии.

Партийный членский взнос взимается вместе с профсоюзным и притом не индивидуально, а от союзов в целом. Центральный аппарат профессиональных союзов и центральный аппарат партии все же отделены друг от друга. Совет профессиональных союзов, возглавляющий организации свободных союзов, является административно-техническим органом и представляет союзы перед правительством, Международным бюро труда и Амстердамским бюро. Правление союзов посылает делегатов на партийный съезд, не запрашивая членов. Вожди профессиональных союзов являются одновременно партийными вождями и парламентскими депутатами.

При парламентских или муниципальных выборах союзы превращаются в избирательный аппарат. Выборы в союзах на деле более похожи на назначение. Вопрос об отделении партии от союзов встал перед войной. Сейчас его поддерживает левое крыло рабочего движения, включая профессиональную оппозицию, руководимую компартией. Победа оппозиции означала бы уничтожение монополии социал-демократии в рабочем движении.

Профессиональное движение промышленных рабочих. В середине прошлого века профессиональное движение в Венгрии представляло ряд рабочих союзов для взаимопомощи и самообразования. Согласно постановлению 1873 года, требовалось утверждение их устава министерством, которое, защищая интересы предпринимателей, часто запрашивало их согласия на разрешение союза рабочих данной отрасли промышленности. Несмотря на эти и ряд др. ограничений, как наказание тюрьмой за «помеху работодателю или рабочему в осуществлении его свободной воли», насильственный привод незаконно оставивших работу и прочее, эти объединения к концу 80-х и началу 90-х годов повсюду преобразовались в профессиональные союзы. В 1891 году был учрежден первый профессиональный совет, но вследствие недостаточной поддержки его со стороны отдельных организаций, деятельность его скоро замерла, и лишь после реорганизации его в 1898 году он становится работоспособным органом. С 1903 по 1907 год движение ознаменовалось рядом больших и упорных стачек. Число занятых тогда рабочих возросло с 2474088 в 1890 году до 3329991 в 1900 году.

Усилившееся профсоюзное движение дало возможность совету профсоюзов иметь с 1903 года платного секретаря, и вожди назначили им Самуеля Яссаи, реформиста, близкого по воззрениям к Гомперсу; он оставался на этом посту до своей смерти в 1927 году. С 1904 года стал выходить центральный орган совета профсоюзов (Профсоюзные Известия). Русская революция 1905 года еще более встряхнула рабочий класс Венгрии. Стачки 1905, 1906 и 1907 годов были самыми большими по числу участвовавших в них рабочих и по длительности. За 1905—1907 годами последовал период депрессии, обострившихся кризисов, безработицы и наступления властей и предпринимателей на рабочее движение, длившийся, в общем, до 1918 года. За один только 1906 — 1907 год было распущено 400 местных союзных организаций. За период с 1903 по 1913 год состоялось три конгресса профсоюзов.

В это время верхушка профдвижения становится все более реформистской, подпадая под сильное влияние немецких и австрийских союзов и Международного секретариата. У нее на третьем конгрессе реформистские вожди профессиональных союзов провели регламент стачек, который часто служил в их руках орудием для подавления борьбы рабочего класса. Совет профессиональных союзов стремился также всеми силами воспрепятствовать всеобщей забастовке 1907 года. Венгерское правительство с самого начала профессионального движения неизменно и постоянно стремилось препятствовать ему. Не довольствуясь рядом ограничительных законов, оно занялось формированием националистических и желтых групп. В 1890 году, при поддержке правительства и предпринимателей, для руководства желтым движением была основана особая «Национал-демократическая партия», правда, не имевшая успеха. Наиболее употребительным методом было все же прямое и грубое подавление союзов государственной властью путем преследования профессионального актива, высылки, увольнений, арестов, временного или окончательного закрытия профессиональных газет, наложения запрещения на денежные суммы союзов и закрытия как центральных, так и местных организаций.

Профессиональное движение во время войны. Реформизм венгерских профсоюзных вождей развернулся во время войны и после нее особенно широко. Немедленно после объявления войны они открыто перешли на фронт национального единения и провозгласили лозунг защиты отечества и гражданского мира. По предложению профсоюзных вождей, в 1916 году были созданы «конфликтные комиссии», которые состояли из представителей министерств военного, торговли и финансов, союзов предпринимателей и профсоюзов и должны были улаживать конфликты между рабочими и предпринимателями из-за заработной платы и рабочего времени.

Вожди профдвижения усердно поддерживали также военные займы за счет профсоюзных касс. Венгерские рабочие находились под двойным гнетом—государственной власти и социал-демократической профсоюзной и партийной бюрократии. В этот застойный период профессиональные союзы потеряли свою притягательную силу, и, хотя число занятых на производстве значительно повысилось, число членов союзов непрерывно уменьшалось: в 1913 — 107486, в 1914 — 51510, в 1915—43381, в 1916—55338.

Русская Февральская революция 1917 года сразу положила конец застойному периоду венгерского рабочего движения. Несмотря на военное положение, 1 мая 1917 года было, впервые за время войны, отпраздновано всеобщим невыходом на работу. Затем последовал ряд экономических и политических выступлений за улучшение условий труда и всеобщее тайное избирательное право. После большевистской революции, когда раздался первый призыв к миру, рабочие Будапешта и окрестностей устроили грандиозную манифестацию за скорейшее заключение мира. 18 января 1918 года рабочий класс Венгрии, как один человек, забастовал, требуя скорейшего заключения мира, особенно с Советской Россией. Лозунг «За советы» стал актуальным. На отдельных предприятиях и в войсковых частях образовались советы.

Профсоюзная и партийная бюрократия, стараясь взять движение в свои руки и сломить его, сама образовала целый ряд советов, составленных из назначенных ею надежныхсоциал-демократических деятелей. Число членов профессиональных союзов возрастало с неслыханной быстротой. С 55338 в 1916 году оно под- нялось до 215222 в 1917 и до 721437 в 1918 году. Даже в нелегальных организациях число членов сильно увеличивается. Так, в «свободной организации» железнодорожников в конце 1916 года было 4500 членов, в конце 1917 года—20000, в январе 1918 года—36000. 28 января 1918 года удалось легализовать и добиться утверждения устава объединения горнорабочих. Другие, до тех пор находившиеся вне свободных союзов, категории рабочих и служащих начали сливаться сначала в нелегальные, а затем и в легальные профессиональные союзы.

Профессиональное движение во время мелкобуржуазной демократической революции (31 октября 1918 года—21 марта 1919 года). Роль реформистских профсоюзных и партийных вождей, поддерживавших правительство, особенно ярко выявилась во время «революции Карольи». В новом, организованном лево-радикальной буржуазией и социал-демократическом, правительстве власть по существу была в руках реформистов. Ценою подготовки гегемонии промышленного капитала они могли провести закон о 8-часовом дне, но на коренные улучшения условий для рабочих буржуазия не согласилась, да и усилия социал-демократической партии и профсоюзных вонедей были направлены скорее на отвоевание позиций у рабочих для буржуазии. Совет профессиональных союзов настаивал, чтобы рабочие национальных меньшинств в пограничных областях не требовали права на национальное самоопределение, ибо это могло бы повредить развитию капиталистического производства в Венгрии.

Находившаяся под руководством компартии, организовавшейся в ноябре 1918 года, оппозиция решительно и со все возрастающим успехом боролась с этой коалицией и профсоюзной политикой. Один за другим союзы стали признавать коммунистов равноправными членами, подрывая, таким образом, принципы абсолютной монополии социал-демократической партии в профессиональном движении. В целом ряде союзов образовались коммунистические «организационные комитеты», а на предприятиях—нелегальные ячейки компартии и фабзавкомы, зародыши позднейших революционных рабочих советов. Находившаяся на нелегальном положении компартия, руководимая Бела Куном, овладевала рабочим движением, несмотря на преследования правительства.

Во время диктатуры пролетариата роль союзов коренным образом изменилась. Они выполняли важную производственно-политическую функцию, выделяя для руководства социализированными предприятиями производственных комиссаров, опиравшихся на избранные рабочими фабзавкомы, тесно связанные с союзами, и принимая ближайшее участие в центральных производственных органах, объединявших целые отрасли промышленности. Кроме того, союзы поставляли для Красной армии кадры из занятых в одной какой-либо отрасли производства рабочих и служащих. Союзы играли большую роль при установлении размеров заработной платы и в проведении новой рабочей политики. Все требования рабочих были выполнены: объединение и принятие на государственный счет рабочего страхования, государственная помощь безработным и прочее. Число членов профсоюзов возросло до небывалой высоты: с 800936 человек в марте 1919 года до 1422420 человек в июле 1919 года.

Образовалось много новых союзов в отраслях, где их раньше не было. Совет профессиональных союзов, состав которого, несмотря на диктатуру пролетариата, не изменился, смотрел на это движение крайне недоброжелательно. Реформистские вожди вели агитацию против диктатуры, саботировали военные операции, поддерживали тайные сношения с дипломатическими представителями держав Антанты. Проведение этой пораженческой политики профсоюзных вождей облегчалось слиянием компартии с социал-демократами, вследствие чего коммунисты прекратили фракционную работу в союзах и оказались изолированными от масс.

После падения советской власти. 1 августа 1919 года диктатура пала из-за недостатка подлинного коммунистического руководства, военного превосходства противника, ограниченных размеров военной зоны для отступления, экономической блокады, неправильной аграрной политики и организованной измены социал-демократических союзных и партийных вождей. На место пролетарской диктатуры встало образованное преимущественно из профсоюзных бюрократов так называемое профсоюзное правительство. Оно вернуло национализированную землю и банки прежним владельцам, выбросило на улицу пролетариев, вселенных в дома буржуазии, отменило советскую конституцию, распустило Красную армию и даже ввело прежний национальный флаг.

Но надежда реформистов на то, что буржуазия из благодарности предоставит им в дальнейшем власть, оказалась самообманом, и через 5 дней «рабочее» правительство было свергнуто. Начался белый террор, целью которого было истребить рабочее движение в целом. Были отняты достижения пролетариата, завоеванные и до диктатуры. Правительственным указом были закрыты все союзы, образовавшиеся после 31 октября 1918 года; их было 13 с общим числом членов 1018 тысяч человек. Но профессиональное движение все же не было сломлено, хотя и понесло большие потери. Общее числочленов профессиональных союзов, которое с 215222 человек в конце 1917 года дошло при советской диктатуре до 1422420, снизилось до 452670 в сентябре 1919 года, 214908 в декабре 1919 года и 152441 в конце 1920 года. Контрреволюция старалась также организовать свои христианско-социалистические союзы. Право собраний было предоставлено им одним.

Дома и имущества закрытых союзов передавались христианско-социалистическим союзам; вступавшим туда было обеспечено освобождение из тюрьмы или работа для нуждавшихся в ней. Благодаря этому христианско-социалистические союзы удалось раздуть в массовые организации. В 1921 году число членов свободных союзов равнялось лишь 152441 человек, в то время как христианско-социалистические союзы насчитывали 190000 членов. По мере того как гнет контрреволюции ослабевал, значение христианско-социалистических союзов падало, и в 1922 году в свободных союзах было 202956 членов, а в христианско-социалистических лишь 46190.

В наст, время (на 1928 год) они едва насчитывают 5—7 тысяч человек. В конце 1921 и в 1922 годах анархическая форма белого террора стала уступать место организованной конституционной контрреволюции. Профессиональные союзы снова подпали под строжайший надзор полиции. Некоторые отрасли до сих пор не имеют права объединяться в профсоюзы. С 1922 года рабочие начинают переходить в контр-наступление.

В ряде отраслей происходят стачки, которые носили, главным образом, оборонительный характер и, за исключением политической забастовки печатников 1923 года (в связи с закрытием «Непсава», единственной ежедневной рабочей газеты в Венгрии), имели целью отстоять прежнюю реальную заработную плату. Стачечная волна 1923—1924 года захватила свыше 150 тысяч рабочих, при чем профсоюзная бюрократия пыталась задержать движение. В 1924 году, в связи с кризисом производства, число и длительность рабочих выступлений сильно понизились, упало также число членов союзов: с 127526 человек в 1924 году до 125024 в 1925 и 126260 в 1926 году. С этого времени начинается процесс политической дифференциации в рабочем движении. Все более укрепляется массовое оппозиционное течение, на которое реформистские вожди отвечают чисткой союзов, исключением из них оппозиционеров.

В конце 1925 и в 1926 годах дело дошло до массовых исключений из профсоюзов, что при господствующем реягиме было равносильно выдаче исключенных полиции. Тем не менее, оппозиция росла, но становилась осторожнее в выборе средств борьбы. Все же профсоюзы Венгрии никогда не были так слабы, как в последние годы. Вожди полностью поддерживают правительство. Вместе с Бетленом они подготовляют торжество фашизма в профессиональном движении. С другой стороны, укрепляется оппозиционное движение, опирающееся на широкие массы, развивающееся на почве революционной профессиональной политики и стремящееся к установлению революционного единства между партийным и профессиональным движением для ниспровержения контрреволюции.

Крестьянское и батрацкое движение. Земельные отношения в Венгрии до отмены крепостного права (1848 год) характеризовались, с одной стороны, сильной концентрацией помещичьего землевладения, а с другой раздробленностью и ничтожными размерами крестьянской собственности. В 1846 году 59% крестьян были безземельными, а преобладающее большинство крестьян, владевших землей, хозяйствовало на одной четвёртой – одной восьмой нормального для данной местности надела или на еще меньших участках. Отмена крепостного права не внесла существенных изменений в распределение земельной площади. Хотя правовое положение крестьянства и улучшилось, но зато осталось прежним или лишь в незначительной мере изменилось соотношение между помещичьим и крестьянским землевладением.

Около 50% всей сельхоз площади продолжало находиться в руках помещиков, безземельные же крестьяне земли не получили. При таком положении вещей естественно должны были сохраниться как экономическое и политическое господство крупных землевладельцев, так и феодальные формы эксплоатации крестьянства. Земельный голод и остатки феодализма были основными причинами крестьянского и батрацкого движения в Венгрии после уничтожения крепостничества; ими же определялись и цели этого движения, являвшегося в сущности борьбой за землю и за уничтожение феодальной эксплоатации. К указанным основным причинам присоединялся целый ряд дополнительных факторов, имевших решающее влияние на ход борьбы. Важнейшими из них являлись отсутствие в стране капиталов и медленный темп промышленного развития ее вследствие полуколониальной зависимости от Австрии.

Этим объясняется экстенсивный характер ведения сельского хозяйства, приводивший, при абсолютно редком населении, к относительному аграрн. перенаселению, при чем лишние рабочие руки деревни не находили применения в слабо развитой промышленности страны. Крестьянские хозяйства изнемогали под непосильным бременем налогов, взимавшихся с них капиталистическим государством, и в то же время на пути их развития попрежнему продолжали стоять остатки феодализма. Такое неблагоприятное сочетание феодальных и капиталистических элементов приводило к тому, что, несмотря на развитие капитализма, положение крестьян и батраков все ухудшалось до конца 60-х годов, когда, вместе с усилением железнодорожного строительства, началась полоса экономического подъема страны. Возможность получить работу на постройке железных дорог, а также благоприятная конъюнктура для сельскохозяйственных продуктов в 70-х годах несколько улучшили положение крестьян и батраков. Разделы общинных пастбищ и лесов, имевшие впоследствии катастрофическое значение для развития животноводства, несколько ослабили земельный голод. Но в конце 70-х годов началась заокеанская хлебная конкуренция, сопровождавшаяся резким падением хлебных цен, кризисом венгерского сельского хозяйства, распространившимся затем на всю экономическую жизнь страны (в 1872—1876 году 100 килограмм пшеницы на будапештском рынке стоили 24,74 кроны, а в 1895 году—всего лишь 13,72 кроны).

В связи с общим кризисом, прекратились неземледельческие источники доходов, и сельскохозяственные рабочие, занятые в этих отраслях, устремились обратно в деревню, стараясь найти себе работу в крупных поместьях, владельцы которых пытались переложить последствия неблагоприятной конъюнктуры почти целиком на плечи мелких крестьян и батраков. Испольщина, игравшая при земельном голоде столь важную роль в жизни крестьянства, заменилась еще более кабальными формами аренды. Тяжесть арендных условий усугублялась к тому же обязательством бесплатных работ на землевладельца (отработки) и целым рядом денежных и натуральных платежей.

Условия оплаты труда при косьбе и молотьбе, имеющие такое важное значение для беднейшего крестьянства и сельскохозяственных рабочих, также изменились. Вместо одной девятой или одной десятой части урожая, сельскохозяственный рабочий стал получать лишь 13—18 часть. С распространением паровых молотилок, ручной труд при молотьбе почти совершенно потерял свое значение. К этому присоединился еще ряд стихийных бедствий: филлоксера погубила значительную часть винградников, чума уничтожила больше 25% всех свиней. Все эти факторы, вместе взятые, вызвали в начале 1890-х годов взрыв скрытого до тех пор недовольства, толкнув крестьян и сельскохозяственных рабочих на путь ожесточенной борьбы за землю.

Крестьянское движение, в собственном смысле слова, начинается в 1891 году. Исходными пунктами и центрами движения были так называемые «крестьянские города» великой Венгерской равнины. Эти «крестьянские города» являются специфическим продуктом венгерской истории. По своим размерам и числу жителей, это настоящие города, но, по занятиям жителей, это—огромные деревни, в которых, кроме немногочисленных ремесленников и представителей чиновничьей интеллигенции, живут десятки тысяч безземельных крестьян.

Города эти по своему происхождению являются бывшими колониями свободных рабочих, поселенных в огромных поместьях теми помещиками, которые в 18 веке получили эти земли в виде награды из фонда освобожденных от турецкого владычества территорий. До отмены крепостничества поселенцы были свободными наемными рабочими, не имевшими поэтому крепостных наделов. Отмена крепостного права не дала им земли. В дальнейшем из их среды выделился тонкий слой имущего крестьянства, которому удалось получить землю, но преобладающее большинство населения крестьянских городов осталось в положении безземельного сельскохозяственного пролетариата или полупролетариата.

В мае 1891 года в этих городах произошли первые столкновения крестьянства с властями, поводом к которым послужили попытки крестьян организовать кружки-читальни. Власти смотрели с опаской на эти организации, и, когда одна из таких читален (в г. Орошгаза) собралась отпраздновать 1 мая, власти этому воспрепятствовали. В ответ на это крестьяне захватили здание городской думы. «Порядок» вскоре был восстановлен спешно вызванными войсками, при чем было избито и ранено много крестьян. Аналогичный исход имели беспорядки и в других крестьянских городах. Власти с необычайной жестокостью подавляли движение, распуская крестьянские организации, которые, однако, продолжали свою деятельность подпольно.

В 1894 году в «крестьянском городе» Годмёзё-Вашаргель дело снова дошло до открытого столкновения, в результате которого вождь движения Иоган Санто-Ковач был присужден к 5 годам тюремного заключения. Кроме того, еще 26 человек были приговорены к разным срокам тюремного заключения, и по всей Венгерской равнине было введено чрезвычайное положение; населенные пункты были наводнены жандармерией и войсками, право собраний и свобода слова были совершенно уничтожены. Все это, естественно, еще более усиливало недовольство крестьянства. В связи с принудительным взысканием налогов, дело часто доходило до вооруженных столкновений.

В 1898 году началось крестьянское движение в комитате Саболч, и с этого времени центр тяжести движения переносится сюда, а отсюда оно начинает распространяться на соседние комитаты. Несмотря на свои крупные размеры, движение все же носило раздробленный характер. Самостоятельные действия отдельных сел были несогласованы с движением других сел и всего комитата. Тем не менее, все они, как страдающие от безземелья, повсюду требовали отмены кабальных форм аренды. Кроме того, был выдвинут и еще целый ряд требований, охватывавших все повседневные нужды крестьянства: крестьяне требовали отмены государственных налогов и налогов на содержание священника и учителей, бесплатного раздела общинных земель, отмены запрета на ввоз и вывоз свиней, отмены сборов за освобождение от воинской повинности, предоставления необходимых пастбищ, возвращения отобранных проселочных дорог, ликвидации злоупотреблений по землеустройству, аннулирования монополии на табаководство, безакцизной варки водки, уничтожения расходов по содержанию сельской администрации, ликвидации жандармерии, всеобщего избирательного права, отмены гербовых сборов, но раньше и прежде всего— земли, земли и земли.

Движение это, не перешедшее, несмотря на свои крупные размеры, в восстание, было сравнительно легко подавлено. Его вождь Варкони был вынужден бежать за границу, военное положение было распространено на всю страну, а, с целью пресечь возможность повторения движения, правительство издало закон 1898 года, еще более ухудшавший положение сельскохозяйственных рабочих. Движение «крестьянских городов» Венгерской равнины идеологически тяготело к социал-демократии (хотя необходимо тут же отметить, что социал-демократическая партия уделяла мало внимания крестьянскому движению), между тем как крестьянское движение, руководимое Варкони и именовавшее себя «независимо-социалистическим», находилось под анархическим влиянием.

Венгерский теоретик «христианского анархизма» Евгений Шмитт поддерживал постоянную связь с Варкони и был одним из активных участников его газеты «Земледелец». После поражений 90-х годов в крестьянском движении наступил застой. Правительственный террор затруднял революционную организацию масс; при наступившей апатии и при запуганности крестьян, не решавшихся на открытые революционные выступления, крестьянское движение стало удобной почвой для предприимчивых авантюристов. Они старались использовать недовольство крестьян для того, чтобы, введя движение в рамки легальности и склонив его на путь компромиссов, выслужиться перед правительством и составить себе карьеру. Одним из таких крестьянских вождей был Вильгельм Мезефи. Мезефи выступил перед крестьянством с радикальной программой, соединив ее, однако, с патриотическими и националистическими лозунгами, чем лишил движение его классовой сущности. Правительство поэтому не применяло столь свирепых репрессий к этому движению, принявшему широкие размеры, и Мезефи даже попал в 1906 году в парламент.

Но этот успех Мезефи стал причиной его падения, ибо его парламентская деятельность вскоре выявила ту двуличную игру, которую он вел в отношении крестьянства. Начиная с этого времени, число его стороников пошло на убыль, и он окончательно потерял свое влияние. Тем же путем использования крестьянского движения попал в парламент Андрей Ахим (1902 год), ставший во главе движения в одном из центров Венгерской равнины, города Бекешчаба. Движение это отличалось весьма радикальным характером, объединив вокруг себя в борьбе против местных помещиков и властей все слои крестьянства, в том числе и имущих крестьян, стремившихся «округлить» свои, вклиненные в помещичьи владения, участки. Но Ахим не сумел и не желал придать широкого размаха движению, объединив его с находившимся под руководством Варкони независимо-социалистическим крестьянским движением.

Будучи сам кулаком и представителем интересов кулачества, Ахим не хотел повести движение дальше борьбы за эти интересы. Несмотря на это, местные помещики, считая Ахима опасным для себя, убили его. Убийцы его, братья Жилинские (ныне вожди фашистского движения), были оправданы венгерским классовым судом. В рамках парламентской борьбы началось и протекало двияеение среднего и крупного крестьянства. Оно первоначально возникло в Задунайской области, но, после того как вождь его Стефан Сабо из Надьятад был избран депутатом парламента (1910 год), постепенно распространилось по всей стране. Кульминационного пункта оно достигло после победы контрреволюции, будучи представлено в парламенте второй по силе партией.

Слияние с правительственной «Партией единства», парламентские компромиссы, ловкая тактика крупных землевладельцев и, главным образом, куцая земельная «реформа», проведенная в бытность министром земледелия самого Стефана Сабо, окончательно подорвали авторитет этой партии в крестьянских массах. После смерти ее вождя в 1925 году, у нее осталось лишь ровно столько значения, сколько сочло нужным оставить ей правительство крупных землевладельцев и капиталистов, чтобы использовать ее для своих собственных тактических целей.

Правящие классы Венгрии всегда рассматривали крестьянские движения не как социальную, а как полицейскую проблему. Введение чрезвычайного положения, издание новых суровых законов против батраков, поощрение правительством эмиграции в Америку—вот средства, которыми они пытались разрешить аграрный вопрос. Проблема перераспределения земельной площади была поставлена на очередь дня только империалистской войной и последовавшей за ней революцией. Однако, победившая контрреволюция, проведя так называемую аграрную «реформу», в результате крой доля крупного землевладения все еще составляет около 50% всей земельной площади, прилагает все усилия к тому, чтобы отодвинуть действительное разрешение этого, насущнейшего для трудового крестьянства Венгрии, вопроса.

Государственное устройство. Согласно действующей ныне конституции, Венгрия является королевством, хотя королевский престол временно остается незанятым. Созванное после падения советской власти в 1920 Национальное собрание восстановило институт королевской власти, признав отречение Карла Габсбургского от престола недействительным. До замещения престола Национальное собрание установило институт правителя, пользующегося королевскими правами с некоторыми ограничениями. Темже законом Национальное собрание отменило все законы, касавшиеся государственно-правовой общности с Австрией.

В 1921 году, после попытки государственного переворота со стороны Карла Габсбургского, Национальное собрание, под давлением великих держав и держав Малой Антанты, особым законом лишило Габсбургскую династию престола, обязавшись не замещать его без согласия держав, подписавших Трианонский мирный договор. Законодательная власть, согласно конституции, осуществляется королем и парламентом совместно, при чем правитель, являющийся заместителем короля, вправе наложить вето на законопроект, принятый парламентом, но вторичное принятие его парламентом лишает это вето силы.

В период с 1920 по 1925 год высшим законодательным органом Венгрии являлось Национальное собрание. В 1925 году была восстановлена функционировавшая до 1918 года двухпалатная система (палата депутатов и верхняя палата). При выборах в палату депутатов активным избирательным правом пользуется каждый мужчина, достигший 24 лет, окончивший 4 класса народной школы, и каждая женщина, достигшая 30-летнего возраста, окончившая 6 классов народной школы.

Кроме того, как для мужчин, так и для женщин, требуется еще не менее 10 лет состояния в венгерском подданстве и не менее 2 лет пребывания в данном избирательном округе. Лица, окончившие высшую школу, пользуются избирательным правом независимо от возраста и пола. Специально лишены избирательного права лица, осужденные на основании законов против коммунизма. Пассивным избирательным правом пользуются лица, достигшие 30-летнего возраста. Для выставления кандидатуры необходима письменная рекомендация от 10% избирателей данного округа. Голосование происходит путем открытой подачи голосов, и только в столице и в крупных городах голосование происходит тайно и по спискам.

Число членов палаты депутатов—245. Верхняя палата состоит: 1) из членов по положению или по должности (чины королевского двора, главнокомандующий армией, председатели высших судебных учреждений, высшие представители различных вероисповеданий и председатель Национального банка); 2) из выборных представителей (представители семейств, пользовавшихся в прежней палате магнатов пожизненным членством, а также представители комитатов, промышленных, сельскохозяйственных и торговых кругов и представители высших учебных заведений); 3) из некоторого числа членов, назначаемых правителем сроком на 10 лет. Верхняя палата имеет право законодательной инициативы и право отвергать законопроекты, принятые палатой депутатов.

Однако, законопроект, принятый палатой депутатов вторично, может быть представлен на утверждение правителя. Местное управление сконструировано следующим образом: комитаты и равноправные с ними самостоятельные городские общины возглавляются обергешпаном (верховным испаном), по назначению правительства, и вицегешпаном (в городских самоуправлениях—бюргермейстером), по выбору комитатских или городских управлений. Города и общины пользуются ограниченным, постоянно сужаемым правом самоуправления. Избирательное право в органы местного самоуправления еще более ограничено, чем избирательное право при выборах в парламент.

Буржуазные политические партии. В дореволюционной Венгрии при образовании буржуазных политических партий решающую роль играли объединение ее с Австрией (система дуализма) и ряд вытекавших отсюда экономических и государственно-правовых противоречий. Внутри венгерских господствующих классов существовали два крупных партийных образования: 1) стоявшая на платформе экономического объединения с Австрией либеральная партия и 2) партия независимости 1848 года, требовавшая экономического и политического отделения от Австрии. Между этими партиями находились часто менявшиеся промежуточные группировки. Но и сами эти партии часто менялись по своему социальному составу, а также часто меняли названия. Либеральная партия являлась представительницей интересов, главным образом, крупных землевладельцев, банковского капитала и крупной буржуазии вообще; партия независимости представляла интересы среднего поместного землевладения (джентри), зажиточного крестьянства и городской — средней и мелкой — буржуазии.

В венгерском парламенте имелись, кроме того, представители буржуазии национальных меньшинств (румынской, словацкой и сербской), опиравшиеся отчасти на угнетенные крестьянские массы этих меньшинств. Венгерская самостоятельная крестьянская партия организовалась лишь за несколько лет до империалистской войны. Единственной рабочей партией в довоенное время была социал-демократическая партия, не имевшая, однако, представительства в парламенте.

Война и революция внесли коренные изменения в политические группировки Венгрии. Классовая борьба во время революции и после поражения ее чрезвычайно обострилась. В итоге почти все старые крупные и мелкие политические партии, игравшие роль до империалистской войны и революции, исчезли из политической жизни и место их заняли новые партии. В настоящее время в Венгрии существуют следующие буржуазные политические партии, частью имеющие представительство в парламенте, частью же в парламенте не представленные: «Партия единства». Это — партия объединенных финансовым капиталом крупных помещиков и крупных промышленников Венгрии, растворившая в себе партию мелких сельских хозяев, которая играла значительную роль в самый боевой период контрреволюции, а также и другие реакционные мелкобуржуазные группировки.

«Партия единства» является главной правительственной партией, носительницей враждебной рабочим и крестьянам фашистской политики. Социальный состав ее весьма пестрый. В ней представлены все буржуазные общественные слои — от магнатов финансового капитала до мелких сельских хозяев включительно, от либеральных крупных предпринимателей до феодальных помещиков и антисемитской городской мелкой буржуазии. Связывающая все эти разнородные элементы программа сводится к борьбе с большевизмом, к стремлению добиться пересмотра Трианонского мира, к применению по отношению к рабочему классу и беднейшему крестьянству узаконенного террора вместо голого насилия первого периода контрреволюции.

Под влиянием финансового и промышлен. капитала «Партия единства» пытается вести якобы либеральную политику, в чем, однако, ей сильно препятствуют ее правые элементы. В области иностранной политики «Партия единства» является сторонницей умеренного ирредентизма, стремясь для видимости к соглашению с державами Малой Антанты и только тайно поддерживая ирредентистские движения венгерского населения этих стран. Некоторые элементы входящей в эту партию промышленной буржуазии стоят за экономическое сближение с СССР. Значительная часть партии настроена легитимистски и открыто добивается реставрации Габсбургов, стремясь постепенно устранить внешне-политические препятствия, стоящие на пути к этому.

Защищая интересы крупно-помещичьего землевладения, «Партия единства» свела на нет начатую в первый период контрреволюции земельную реформу, а в последнее время часто говорит о необходимости вести подобную итальянскому фашизму рабочую политику. Вождем «Партии единства» является премьер-министр, граф Стефан Бетлен. Партия располагает в палате депутатов 171 мандатом. По меньшей мере, 90% членов верхней палаты являются ее безусловными сторонниками.

Христианско - социалистическая хозяйственная партия. Это вторая правительственная партия современной Венгрии. В первый период контрреволюции она опиралась на наиболее зажиточные клерикальные слои деревни, но затем постепенно стала превращаться в партию высшего католического духовенства, легитимистски настроенных феодальных магнатов и городской клерикальной буржуазии. Важным элементом ее политики является социальная демагогия, но, несмотря на это, ей все нее не удается пустить корней в среде рабочих и беднейших крестьян, которых она старается организовать при помощи христианско-социалистических профсоюзов и католического Народного союза.

Эта партия является наиболее решительным и активным отрядом легитимизма. Ее вожди: заместитель премьер-министра, прелат Иосиф Ваш, и лидер будапештской организации партии, Карл Вольф. В палате депутатов она располагает 33 мандатами. В верхней палате ее сторонниками являются владельцы наиболее крупных латифундий.

Партия защиты расы («расисты») являлась передовым отрядом контрреволюции. Она представляет собой партию открытого фашизма, опирающегося на «пробуждающихся мадьяр» и на существующие тайные и явные ирредентистские организации. Это боевая черносотенная и антисемитская партия, стремящаяся к устройству еврейских погромов. Ее руководящий слой происходит из опустившейся интеллигенции и из офицеров, а значительная часть ее сторонников вербуется из студентов, кулаков и зажиточного крестьянства некоторых местностей. Со времени консолидации Венгрии влияние этой партии сильно падает.

«Расисты»—антилегитимисты и личные сторонники Хорти; они требуют некоторых ограничений для крупного капитала и ликвидации латифундий. Время от времени «расисты» поддерживают, однако, правительство. Руководитель партии—бывший капитан генерального штаба Юлий Гембеш. В палате депутатов партия имеет (по данным конца 1927 года) тольцо 4 представителя.

Венгерская аграрная партия представляет весьма незначительную часть реакционного среднепоместного дворянства (джентри) и зажиточных крестьян. Она является противницей крупной промышленности и ярым врагом всякой земельной реформы. Руководителем ее является Гастон Гааль. В палате депутатов она имеет только трех представителей.

Независимая национальная демократическая партия, образовавшаяся в результате раскола дореволюционной демократической партии на последних парламентских выборах. Представляя интересы либеральной средней буржуазии, мелких еврейских торговцев и ремесленников крупных городов, эта партия—демократическая только по названию, на деле же крайне враждебно настроена по отношению к рабочему классу. Часть ее вождей—легитимисты, сторонники Габсбургов. Ее руководителем, после смерти ее основателя и виднейшего лидера Венгрии Важони, является Карл Рашаи. Партия имеет 7 представителей в палате депутатов.

Венгерская демократическая партия - вторая часть расколовшейся демократической партии, принципиально ничем не отличающаяся от старой партии. Она имеет сторонников лишь в одном-двух округах Будапешта. В палате депутатов располагает 2-мя мандатами.

Партия Людвига Кошута объединяет незначительную часть партии Карольи, игравшей крупную роль во время революции (1918 года), и радикальной партии, находившейся под руководством Оскара Ясси. Она является, главным образом, городской партией, несмотря на все ее старания пустить корни и в деревне. Представляет интересы радикально настроенных мелкобуржуазных слоев. По вопросу о республике и пацифизме она часто занимает более радикальную позицию, чем социал-демократическая партия Венгрии. Руководители ее—проффесор Рустем Вамбери и бывшие члены правительства Карольи: Винцент Надь и Варна Буза. На последних выборах партия, в виду правительственного террора, добилась только одного мандата в палату депутатов.

Беспартийные клерикалы. Идейным руководителем их является один из известнейших вождей довоенного венгерского парламента, граф Альберт Аппони. Группа эта состоит, большей частью, из магнатов-легитимистов. Имеет 11 мандатов в палате депутатов. Пресса. На прессе Венгрии, за исключением коммунистических и лево - социалистических изданий, лежит печать диктатуры союза крупных аграриев с представителями финансового капитала. Вся периодическая печать Венгрии может быть разделена на две следующие группы:

Буржуазная печать «Будапешта Кезлень» (Будапештские Известия), официальный орган, в котором печатаются только законы и распоряжения правительства. «Будапешта Гирлап» (Будапештская Газета) — официоз, орган крупных аграриев, крайне шовинистический; распространен, главным образом, среди поместного дворянства. «Пештер Ллойд» (Пештский Ллойд)—полуофициоз, орган финансового капитала, крупной промышленности и министерства иностранных дел. Выходит на немецком языке. Хотя на словах газета всегда выступала против фашистских эксцессов, фактически она боролась за легализацию контрреволюции. Газета позволяет себе время от времени заигрывать с легитимизмом.

«Ньолц-Ораи-Уйшаг» (Восьмичасовая Газета) — вечерняя газета, полуофициальный орган правительства, предназначающийся, главным образом, для провинции. «Пешти Гирлап» (Пештская Газета)—одна из старейших венгерских ежедневных газет, орган торгового капитала, реакционна; тираж около 70 тысяч экземпляров «Мадьяршаг» (Мадьярство) фашистская газета. Находясь вне правительственного блока, является единственной в буржуазной прессе оппозиционной газетой. Ведет борьбу за единство и неделимость Венгрии, но поддерживает сношения с националистически-фашистскими организациями государств, образовавшихся после крушения Австро-венгерской империи; тираж около 20 тысяч экземляров «Немзети Уйшаг» (Национальная Газета)—орган католического духовенства, защищает легитимизм; тираж около 30 тысяч экземпляров.

«Аз Эшт» (Вечер)—бульварный орган столичной и провинциальной мелкой буржуазии; крикливый, но политически-умеренный, играет время от времени в радикализм, находясь фактически на поводу у финансового капитала; имеет большой тираж (свыше 100 тысяч экземпляров). Издательству «Вечер» принадлежат, кроме того, еще следующие ежедневные газеты: «Пешти Напло» (Пештский Журнал), с художественно-научным уклоном, предназначается для городской интеллигенции, и «Мадьярорсаг» (Венгрия); тираж около 40 тысяч экземпляров. Эта газета распространяется, главным образом, среди шовинистически настроенной сельской интеллигенции.

Рабочая печать. Социал-демократические органы: «Непсава» (Голос Народа)—центральный ежедневный орган социал-демократической партии; тираж около 60 тысяч экземпляров; «Фолксштимме» (Голос Народа)—еженедельник на немецком языке, и «Социализмуш» (Социализм)—научный двухнедельный журнал; составляется в обычном оппортунистически-меньшевистском духе социал-демократической печати.

Время от времени, в зависимости от политико-экономических условий и настроения рабочих, в социал-демократической печати прорываются левые фразы, но по существу она ведет систематическую борьбу против подлинных интересов пролетариата. Интересы рабочего класса честно и смело защищает: «Социалишта Мункаш» (Социалистический Рабочий) орган отколовшейся от социал-демократии левой социалистической рабочей партии Венгрии. Газета эта подвергается преследованиям как со стороны социал-демократов, так и полиции, вследствие чего вынуждена была, начиная с 1925 года, часто менять свои названия. Она выходила под названием: «Мункаш» (Рабочий), «Социалишта» (Социалист), «Гарц» (Борьба), «Элере» (Вперед), «Сикра» (Искра), а в последнее время—под названием «А Мадьярорсаги Социалишта Мункашпарт Эртешитее (Вестник Социалистической Рабочей Партии Венгрии). Центральным органом компартии Венгрии является журнал Уй - Марциуш (Новый Март), выходит ежемесячно в Вене, распространяется нелегально в Венгрии. Э. Мадарас.

>Вооруженные силы Венгрии. По Трианонскому мирному договору, в Венгрии отменена была всеобщая воинская повинность и численность наемной армии определена в 35 тысяч человек (фактически содержится около 25 тысяч). Главой армии является правитель, а техническим органом управления ею—министерство обороны. Комплектование армии, согласно закону, происходит на началах добровольного поступления (срок службы—12 лет, из которых 6 лет под ружьем). В действительности, однако, производится набор в армию—в частности, среди более зажиточного деревенского населения.

Высшей военной единицей армии является смешанная бригада, которых в армии 7. Смешанная бригада состоит из штаба (рота для связи при штабе), двух пехотных полков, батальона самокатчиков, артиллерийского дивизиона, гусарского эскадрона, минометной роты, обозного отделения, автомобильного отделения; кроме того, имеются четыре кавалерийских полка и четыре отдельных батареи. Вооружение армии—старой австро-венгерской системы. Тяжелых орудий нет. Аэропланы и газовое оборудование имеются в весьма ограниченном количестве.

Наряду с легальной армией имеются весьма многочисленные скрытые вооруженные формирования. В так называемых союзах «Левенте» (Юные герои) производится (по принципу всеобщей воинской повинности) военное обучение всей молодежи. Жандармерия, штатный состав которой Трианонским договором определен в 12 тысяч, насчитывает 22 тысячи человек, полиция—12 тысяч, финансово-акцизная стража— 3 тысячи человек, таможенная охрана—4500 человек, при чем значительная часть ее состоит из офицеров и унтер-офицеров, речная охрана— 2 тысячи.

Количество офицеров, размещенных в армии и нелегальных военных формированиях, превосходит 8 тысяч. Количество унтер-офицеров этих формирований можно определить, примерно, в 15 тысяч. Кроме того, на случай войны в распоряжении армии имеется большой запас офицеров и унтер-офицеров. Военно-общественные организации числят до 30 тысяч членов. Венгрия проводит постоянный фактический учет всего боеспособного населения и обновляет запас обученных военному делу.

Запас этот превышает 300 тысяч человек. Военная промышленность, со времени прекращения военного контроля Антанты, работает отчасти легально, но, кроме того, имеются нелегальные военные заводы. Политическое воспитание армии проходит под знаком борьбы с большевизмом, войны против Советского Союза, а также восстановления территориальной целости довоенной Венгрии.

Народное образование. В деле народного образования в довоенной Венгрии проводилась политика беспощадной мадьяризации: часть детей школьного возраста поэтому совсем не посещала школы, а часть их ничему не могла научиться. Вот почему, несмотря на установленное с 1868 года законом всеобщее, обязательное до 12 летнего возраста, обучение, в современной Венгрии еще в 1920 году среди населения старше 7 лет имелось 15,2% безграмотных.

Наибольшее число безграмотных падает на сельские округа. В последние годы учебное дело в Венгрии находится в состоянии застоя. Проектировавшаяся венгерской советской властью в 1919 году радикальная реформа школьного дела (ликвидация духовных школ всех исповеданий и преподавания закона божия, введение 8-классной единой обязательной народной школы) не могла быть осуществлена вследствие недолгого существования власти советов. Слабость государственного бюджета сказалась в области народного образования в массовом сокращении преподавательских сил и в задержке с постройкой новых школ.

Народных школ теперь имеется меньше, чем в довоенной Венгрии. В 1913-1914 годах на 100 тысяч жителей приходилось 166,2 элементарных школ и 13363 учащихся; в 1925-1926 годах соответствующие цифры: 150,9 народных школ и 11965 учащихся.

Школьная система. Существующие школы делятся на низшие, средние и высшие. Надзор и руководство (в том числе и над негосударственными учебными заведениями) принадлежат министерству народного просвещения. Основной школой является обязателная (от 6 лет) бесплатная 4- или 6-классная элементарная народная школа. Громадное большинство этих школ содержится на средства общин и церквей разных исповеданий.

По окончании элементарной школы учащийся может вступить (после предварительного экзамена) в среднюю школу, или так называемое «городское училище». Вследствие высокой платы в средней школе и практикуемых, главным образом, из классовых соображений, вступительных испытаний, — большинство пролетарских учащихся вынуждено ограничиваться первоначальным образованием. В 1925-1926 годах из общего числа городских училищ 42,3% содержались на государственные средства, 54,5%—на средства общин, остальные—на средства церквей (главным образом, римско-католической). 58,4% городских училищ были предназначены для девочек.

Наряду с городскими училищами, существуют школы ученичества, промышленности и торговли, из них 17% — школы для девочек. Восьмиклассные средние школы, более чем, гимназии гуманитарного типа, в 1924-1925 году были на 72,4% реорганизованы в реальные гимназии. 43% средних школ — государственные, 38,5%—общинные школы или школыкакого-либо исповедания, 18,5% являются автономными церковными училищами, не подлежащими надзору со стороны государства. В средней школе 18,9% учащихся—девочки.

Наряду с восьмиклассной средней школой, существуют 3-й 4-классиые профессиональные школы (соответствующие высшим ступеням средних школ). В числе высших учебных заведений 4 университета: в Будапеште (с 1635 года; в 1924-1925 году—5800 слушателей), в Пече (с 1924 года; 1200 слушателей), в Сегеде (с 1921 года; 1090 слушателей) и в Дебрецене (с 1912 года; 894 слушателя). Кроме того, в Будапеште имеются Высшее техническое училище, Институт народного хозяйства и Высшая ветеринарная школа; в Шопроне—-Высшая горная школа.

В Венгрии имеются также 3 высших школы правоведения, 16 высших богословских учебных заведений и 3 сельскохозяйственных академии. Число учащихся в элементарной школе значительно (на 15,75%) уменьшилось, что объясняется, главным образом, падением рождаемости во время империалистской войны. Напротив, можно отметить (в связи с усиливающейся индустриализацией страны) тенденцию к увеличению числа всех школ, дающих техническое или специальное образование.

Уменьшение числа студентов на 21,3% могло быть вызвано как обнищанием средних слоев буржуазии, из рядов которых вербуется главный контингент студентов, так и действием проведенного в 1920 году закона, который определяет в университетах процентное соотношение слушателей различных национальностей, в зависимости от процентного отношения нацменьшинств ко всему населению. Закон этот направлен был, главным образом, против евреев.

Научная жизнь Венгрии сосредоточивается в Будапеште. В столице находятся 50 ученых учреждений и обществ, важнейшими из которых являются Венгерская академия наук (с 1825 года) и христианско-реакционная «Академия святого Стефана» (с 1920 года). Значительнейшие музеи страны, как Национальный музей (с 1802 года) и Музей изобразительных искусств (с 1907 года), также находятся в столице, как и крупнейшие библиотеки: библиотека Будапештского университета (544 тысячи томов), библиотека Национального музея (515 тысяч томов) и библиотека Академии наук (200 тысяч томов).

Рекомендуем Прочитать:

Варлен видный деятель французского рабочего движения шестидесятых годов ...
Венгров Натан родился в 1894 году, педагог и поэт ...
Вендель расположенное в Лотарингии крупнейшее металлургическое предприятие ...
Веневитинов Дмитрий Владимирович поэт-философ живший с 1805 по 1827 год ...
Вильом Жан Батист, мастер скрипок, живший с 1798 по 1875 год ...

кс   Большая Советская Энциклопедия: Читаем, Познаём, Развиваемся ...